Николай (semiliranda) wrote,
Николай
semiliranda

Как агенты будущего предотвратили взрыв на АЭС. Начало

Сообщают, что на Ленинградской АЭС произошла утечка радиоактивного пара. Когда я узнал об этом, мне вспомнился фантастический рассказ Анны Горелышевой о том, как люди из будущего предотвратили взрыв на атомной электростанции. Прочтите его, он того стоит.

Переписывая набело
Индра Незатейкина
Часть 1
Нарисуйте, нарисуйте наши судьбы,
Нашу осень, нашу зиму и весну.
Ничего, что мы чужие, вы рисуйте,
Я потом, что непонятно, объясню.
Булат Окуджава.
Все будет правильно, на этом построен мир.
М. Булгаков, «Мастер и Маргарита»
Алексей не был обязан присутствовать на этом собрании: его, инженера по управлению турбиной, результаты работы государственной комиссии, по идее, никак не касались. И даже знать ему о них, по-хорошему, было не положено. Но мало того, что на совещание его все же вызвали, так еще и обязали, как и всех присутствующих, подписать документ о неразглашении. Говорить о произошедшей на первом энергоблоке аварии за пределами станции строжайше воспрещалось.
А может, именно потому, что он по роду деятельности имел непосредственное отношение к турбине, его и пригласили. Из-за инерции мышления: максимальной проектной аварией на станции считался взрыв барабана-сепаратора, который неминуемо повлек бы серьезные разрушения, выброс «грязной» пароводяной смеси, возможно, человеческие жертвы. Но барабаны-сепараторы оказались не при чем, ЧП случилось с топливным каналом реактора. На первый взгляд, обошлось без катастрофических последствий — разрушилась одна из тепловыделяющих сборок, канал пришлось изолировать и вывести из эксплуатации, реактор стоял больше полугода. По слухам, произошел также выброс радиоактивных графитовой пыли и водяного пара из охлаждающего контура в атмосферу, но даже от дозиметристов по этому поводу было не добиться внятной информации. А может, они тоже давали расписку о неразглашении.
В зале было многолюдно — начальство сочло целесообразным оторвать от работы и вызвать не в свою смену не меньше сотни сотрудников. Алексею стало как-то не по себе уже в первые минуты заседания — показалось, что в зале душно. Ровный монотонный голос докладчика-представителя госкомиссии действовал усыпляюще, хотя речь шла о вещах страшных, если вдуматься. Соседи слева азартно обменивались впечатлениями о воскресной рыбалке, справа обсуждали последний футбольный матч, сзади оживленно перешептывались: «— Настоящий «Adidas»? — Ну, дык! — И почем?», впереди шуршали газетой. Алексей обернулся, украдкой обведя взглядом равнодушные лица. «Господи, — подумал он. — Неужели они и в самом деле ничего не понимают?! Город в трех километрах… »
— Китаев! — его довольно бесцеремонно потыкали ручкой под лопатку.
Алексей снова оглянулся — это была Эмма из парткома.
— У тебя взносы за два последних месяца не уплачены, — громким укоризненным шепотом сообщила она. — Я за тобой, что ли, бегать должна?
Докладчик неожиданно умолк, налил из графина воды, шумно глотая, выпил. Алексей тоже нервно сглотнул. Уйти, что ли? Не видеть бы всего этого. Все равно ничего нового он здесь не узнает.
— Чего молчишь? — требовательно осведомилась Эмма.
— Да, да… — Алексей посмотрел на нее тоскливым отрешенным взглядом. — Я забыл… Завтра зайду и заплачу…
— … в режиме, который через несколько секунд с большой долей вероятности мог повлечь тепловой взрыв, — докладчик снова запнулся, суетливо перебирая машинописные листки.
Посторонний шум в зале немного поутих, но всего лишь из-за паузы в речи докладчика, а не из-за смысла произнесенной им фразы.
«Тепловой взрыв, — повторил про себя Алексей. — Через несколько секунд… В секунде от теплового взрыва…»
Он снова обвел глазами присутствующих, надеясь увидеть адекватную реакцию на сказанное представителем госкомиссии, но не увидел — только СИУРы из первой смены, сидевшие через несколько рядов впереди, вроде бы, виновато опустили головы.
Алексея бросило в жар,  глаза застилало, сердце бешено колотилось. Ребята, что ж вы делаете, что ж вы делаете?! Это же ваш город, там же ваши родные, ваши семьи, вы о них подумайте! Ваша страна, в конце концов… С ней что будет, вы подумали?.. Перед глазами промелькнули отрывочные, такие обыкновенные, эпизоды из повседневной жизни города — ставшая родной общага на окраине у лесопарка, звенящая детскими голосами спортплощадка под окнами, громкие сигналы цистерны с молоком, которые вечно поднимают спозаранку даже в выходные, многолюдные демонстрации, собирающиеся в праздники у ДК, теплые сросшиеся боками сайки по девять копеек в хлебном, очереди за билетами у кинотеатра вечерами, новенькие, пахнущие коленкором и типографской краской, подписные издания из центрального книжного…
Докладчик, видимо, разобравшись с очередностью страниц, заговорил опять, и шум в зале возобновился.
С этой минуты Алексею стало абсолютно ясно, что катастрофа в восемьдесят шестом неизбежна. Мудрые, справедливые и всепонимающие потомки из института экспериментальной исторической коррекции могут встать грудью и лечь костьми, но это ничего не изменит. Это не поможет. Потому что никаких выводов из этой аварии никто не  сделает. Не захотят или поленятся. И через три с половиной года эта секундная грань, о которой сказал докладчик, будет перейдена. И корректоры не смогут каждого схватить за руку и объяснить, что нужно задуматься.
Алексей, судорожно расстегивая воротник рубашки, вскочил и стал пробираться к выходу…
Tags: фантастика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments